комментарии
    Protected by Copyscape Plagiarism Software Яндекс цитирования

    Совершенствовались все, кроме старшего тренера. Удобный был человек Михаил Федорович Печеный, спокойный, без полета и блеска в глазах. Прекрасно ладил с начальством, знал, что инициатива наказуема. Только покорность его не спасла. После поражения на выезде от московских одноклубников 5:8 (о нем подробно рассказано в главе «Серебряные трубы удачи») последовал августовский позор дома против того же соперника — 0:7, неприятный щелбан в товарищеском междусобойчике от «Локомотива Юга» — 1:2, и верхи скомандовали: «баста». Тут уж задетый за живое неудачей с Пекой Хрущев расстарался — перехватил у Жданова самого Михаила Бутусова, который намеревался после отставки в Тбилиси вернуться на берега Невы. Один из первых советских специалистов, удостоенных звания тренера высшей категории, Михаил Павлович в сентябре оказался в Киеве.

    Поздновато, конечно. Литерный с возможными лауреатами сезона-40 успел набрать курьерскую скорость и оторваться от турнирного болота, в котором прозябали киевляне при Печеном. И пусть они снова помешали ЦДКА побороться за призы. Причем в ничейном поединке с армейцами (1:1) Антон Идзковский отразил пенальти, пробитый будущим адъютантом Василия Сталина Борисом Капелькиным, но это выглядело слабым утешением. В итоге скромное, абсолютно не отвечающее рангу, восьмое место. Бутусову оставалось уповать на чемпионат 1941 года…

    Несправедлива судьба-индейка! Забивший самый первый гол в истории сборной СССР, заслуженный мастер спорта Михаил Бутусов, об ударе которого с правой ноги сплетничали в середине двадцатых, что он смертельный и потому ленинградец носит повязку-предупреждение, быстро преуспел на тренерском поприще. Однако ему не везло. То в ленинградском «Динамо» приходилось делить бразды правления с неугомонным сторонником военной муштры Павлом Батыревым, то в тбилисском — с неопытным Василием Соколовым…






    Комментарии запрещены.