комментарии
    Protected by Copyscape Plagiarism Software Яндекс цитирования

    Правила футбола универсальны, но при их переводе с английского на другие языки порой возникали самые разнообразные нюансы в их интерпретации. В вопросах судейства приоритет английского никогда не ставился под сомнение ведь Международный совет при выработке правил пользовался исключительно этим языком, и возможности ФИФА как-то упорядочить трактовку перевода здесь были весьма ограниченны. Характерно, что эта проблема рассматривалась еще на самом первом заседании Комитета ФИФА по судейству и правилам игры.

    Учитывая разнообразные сложности, неизбежные при применении отдельных правил, вполне понятно, что одной из главных забот руководства ФИФА был их точный и адекватный перевод. Стэнли Роуз, сам работавший в качестве арбитра, неизменно настаивал на необходимости единообразной трактовки правил по всему футбольному миру. Контроль за переводом правил на разные языки был возложен на Педро Эскартина и Анри Делоне, которые входили в Судейский комитет ФИФА. Кстати, очень странно, что в книге, посвященной 100-летию ИФАБ, о проблеме перевода и иных языковых тонкостей, связанных с разработкой и распространением футбольного «законодательства» не сказано ни слова.

    Немного отвлекусь от темы, хочу напомнить вам о сайте 7strel.ru на нем представлены вашему вниманию стрелы для арбалета в лучшем виде и на хороших условиях.

    Можно было догадываться с самого начала, что лингвистические сложности не сведутся к одной лишь необходимости публиковать правила на всех языках. Второй серьезной проблемой, конечно, было знание — или, точнее, незнание — языков арбитрами обслуживающими международные матчи. Из двадцати девяти судей, отобранных для работы в качестве главных арбитров на Кубке мира 1958 г., восемнадцать говорили по-английски, четырнадцать по-немецки, двенадцать — по-французски и только шесть — по-испански. От арбитров международной категории требовалось знание одного из четырех официальных языков ФИФА, при этом они вовсе не обязательно должны были владеть более чем одним языком или знать какой-то определенный язык мира.

    Между тем случались эпизоды, которые ясно показывали, насколько важно было бы обращать внимание именно на это обстоятельство. Например, когда в четвертьфинальном матче между сборными Англии и Аргентины на чемпионате мира 1966 г. главный судья из Германии, говоривший только по-немецки и по-английски, удалил с поля капитана аргентинской команды Рат тина, тот потребовал вызвать переводчика: «Судья решил, что своим поведением я подрываю его авторитет. Я указал ему на мою капитанскую повязку, но, когда переводчик все-таки появился на поле, он просто сообщил мне, что я удален. Виной всему был языковой барьер». Южноамериканцы вновь сочли, что их последовательно засуживают и унижают и что в футболе в ходу двойные стандарты.

    Впрочем, с тех пор положение значительно улучшилось, особенно в том, что касается лингвистической компетентности судей. Одной из главных задач международных арбитров стало умение общаться с игроками на поле. Все судьи, работавшие на финальном турнире Кубка мира в Южной Корее и в Японии, хорошо владели английским, на этом языке они и разговаривали с футболистами.






    Комментарии запрещены.