комментарии
    Protected by Copyscape Plagiarism Software Яндекс цитирования

    Тем более что я все время был на сборах, она оставалась, разлуку психологически тяжело переживала.

    Получалось, что мама сама, по собственной воле, отдав меня в гимнастику, оторвала от себя. Но не жаловалась. И чувствовалось уже, что она очень гордится мной. Когда к ней приходили подруги, если я был дома, показывала меня — вот, смотрите, сын, занимается гимнастикой. Если в газете что-то мелькало, три строчки информационные даже, например, с результатами соревнований, вырезала обязательно, отслеживала публикации, потом хвасталась.

    Сейчас, говорят, тренеры многих спортивных школ очень страдают от современных родителей, которые активно пытаются вмешаться в процесс тренировок — дают указания, что делать и как делать. Мне это, честно говоря, трудно представить. Мама хорошо знала наш тренерский состав. Мои тренеры были у нас в гостях, мама приглашала их домой, кормила обедами, видимо, хотела, чтобы эта домашняя обстановка как-то и на меня перекинулась. Чтобы они своим талантом, способностями помогли мне не просто как способному мальчишке, но и как какому-то близкому человеку, которого удается видеть не только в спортивном зале, тем более матерящегося. Она хотела их как-то объединить, чтобы и мне дать дополнительную возможность для роста. Этими обедами мама сглаживала углы, о которые я постоянно бился в отношениях с тренерами из-за непростого характера.

    Приход тренеров домой я не воспринимал в штыки: ну, вот — в зале они, теперь и дома! Мне было просто неловко. Но уже тогда я понимал, что отношения с людьми складываются из общения. Мама не могла себе позволить отвести тренеров куда-то, например, в ресторан. А гимнастический зал и наш дом были рядом — метров триста, поэтому в приглашении пообедать не было ничего назойливого или неприличного. Естественные отношения, которые связывают людей, объединенных чем-то одним. Этим чем-то была гимнастика.






    Комментарии запрещены.