комментарии
    Protected by Copyscape Plagiarism Software Яндекс цитирования

    Он мог просто сорваться психологически. Гимнастика была бы уже во вред здоровью. Если бы он годик отдохнул, может, и можно было думать о возвращении. Но когда в жизни появилась свобода — вернуться к прежнему ритуалу сложно. К тому же он за меня тогда успокоился — мне предложили стать старшим тренером мужской сборной. Правда, я ему сказал тогда:

    — Смотри, может, со сборной поработаешь? Я полцикла, может цикл, ребят потренирую. А ты — общайся с ними, наблюдай. А потом я тебе передам лодку, будешь грести сам.

    Он даже и слушать, честно говоря, не стал:

    — Нет, Евгеньич, это не мое. Не смогу я быть тренером, в зале сутками сидеть. Да и лучше всех я знаю, как вы со мной мучились. Я так не смогу с кем-то возиться.

    Вообще все настолько спрессовано было в нашей жизни, что многие жизненные периоды просто сложно вспомнить. Сбор — домой, сбор — домой. Приедешь домой, конечно, там сразу расслабуха. Вернешься на базу, хорошо, если все целы и здоровы, тогда и работать снова можно начинать без промедления.

    В какой-то степени Лешке повезло — ни одной травмы уж очень серьезной от гимнастики не было. И такого чтобы — раз, разорвал что-то во время подготовки, не было. Постепенно со временем накапливались микротравмы, разрывчики какие-то появлялись. Но спина была больная от рождения. И одна нога короче другой. Это еще в Тольятти ортопед гимнастической школы определил. Конечно, это не бросалось в глаза, но определенное влияние на спину оказывало. А на некоторых Лешкиных фотографиях, когда он, например, стойку выполняет и носочки тянет, — видно, что один чуть выше.

    Я старался беречь его, со спиной, когда были проблемы, особенно. В ЦИТО ему сказали, что ему гимнастика противопоказана. Это был 1994 год — Самое начало восхождения. Он уже выступил на чемпионате мира в Англии.






    Комментарии запрещены.