Protected by Copyscape Plagiarism Software Яндекс цитирования

Вы знаете, спорт — это всемирно объединяющая вещь. Куда бы ты ни попал, там всегда найдется человек, которого тоже живо интересует спорт и с которым ты можешь найти общий язык. Главное — не проявлять свои болельщицкие уши в чужом монастыре, уважать иные мнения и привязанности. Когда я стал много путешествовать, всегда возил с собой футбольные книги в чемодане. И почти все таможенники, если затевали проверку, реагировали на это: о, футбол! Однажды таможенник увидел фотографию, на которой я запечатлен со Львом Яшиным. Таможенник был очень удивлен и долго меня не отпускал, расспрашивая о Яшине… В плену даже чины НКВД, зная, что я бывший офицер вражеской армии, говорили со мной о фут-боле спокойно и с удовольствием.

В конце 1948-го нас перевели из Тулы в Орел. Немецкие военнопленные, давно обитавшие там, чувствовали себя вольготно и работали шалтай-болтай. Мы же не хотели халтурить. Начались конфликты. В январе 1949-го в лагере вспыхнула забастовка — заключенные не принимали еду. Я уговаривал бузотеров угомониться, но главные закоперщики ходили по баракам и все-таки сорвали завтрак и обед. К ужину все утихло. Но было поздно. Прибыла комиссия из Москвы. И старая немецкая комендатура, которая не жаловала нас, новичков, донесла на меня: мол, это Хайманн все и устроил. Так старожилы лагеря отомстили за добросовестную работу моей группы.

Вскорости меня лишили пропуска в город, 10 или 12 января арестовали. Две недели сидел в одиночке. Вы знаете, что такое сидеть одному и не знать, за что сидишь? Наконец вызвали на допрос к лейтенанту, который в лагере контролировал всю почту. Я соврал, что русским не владею. Хотел иметь время при переводе для обдумывания ответов. Однако лейтенант все знал. Он так и объяснил мне: «Ты по-русски говоришь лучше, чем я по-немецки. Так что обойдемся без толмача».






Комментарии запрещены.