Protected by Copyscape Plagiarism Software Яндекс цитирования

А когда надо заставлять другого человека делать, а у него еще и не будет получаться и ты живешь без права на срывы и терпеливо должен объяснять одно и то же вновь и вновь, — это совсем другое. Не всем дано.

Евгеньичу дано. И у него все получилось. С трудом огромным, который он вложил, с нервами, порядком мной подпорченными. Но хочется верить, что он ни о чем не жалеет, — достигнутое стоило того. Когда я уходил, как-то мы друг другу ничего и не говорили. Зачем? Научились понимать друг друга без слов.

Я верила почему-то, что Леша все равно после Афин без помощи не останется. Ну, не может все так закончиться. Прошло время, и однажды раздался звонок:

— Алексей, вы в Москве?

— В Москве.

— Вам перезвонят. Будьте на связи.

Что это было? То ли шутка чья-то, то ли серьезно? Как понять, не знали. Заметались немного, тем более что все время в ожидании находились, казалось, что что-то должно вдруг проясниться, какой-то поворот наметится неожиданный. Я нервничала, Лешу потряхивало, видно было. Потом перезвонили, сказали: «Вот по такому адресу приезжайте, вас будет ждать Владимир Владимирович. Неофициально».

Лешка вообще любит делать подарки — очень. Если к нам приезжают в гости те, кто когда-то, например, эмигрировал, с кем не часто видимся, потому что не часто они и в стране бывают, ему всегда хочется всех одарить самым лучшим. Честно, я не всегда с этим соглашалась, потому что есть памятные вещи, они значимы только для нас. Только мы помним, где какие-то майки, например, были подарены. А для других людей — это так, просто подарок, просто одежка. Можно выбрать другую. Но с Лешей я это не могла никогда обсуждать, потому что он сразу обрезал все эти рассуждения и делал так, как считал нужным. А в этой ситуации ты либо соглашаешься, либо — молчишь.

И я помню Лешку, который после звонка сказал: «Я не могу, не могу ехать с пустыми руками». И было это как раз в канун праздников. Только найдя подарок, уехал.






Комментарии запрещены.